Мой опыт с терапией BelACT

Рассказ о моей новой жизни после лечения с помощью БелАКТ

Меня зовут Хайнер Ляйнфельд*1, я родился в 1949 году. В октябре 1992 года я перенёс первый инфаркт, лечение которого проводилось в больнице Оффенбурга, города, в котором я тогда жил, и было неправильным. Так что несколькими часами позднее меня вертолётом доставили в в Бад-Кроцинген в Реабилитационный Центр Бенедикт Кройц для больных с заболеваниями сердца и органов кровообращения. После того, как был установлен сначала малый, а затем и большой катетер, врачи пришли к заключению, что меня можно лечить классическим образом.

Десятью годами позднее, в августе 2002 года, я перенёс свой второй инфаркт.

В сердечном центре Лар/Баден мне был заново установлен катетер, но в заключение  выяснилось, что помочь может только операция шунтирования. 2 сентября 2002 года началась моя новая жизнь - с четырьмя шунтами. Боли исчезли, я смог снова свободно передвигаться. Жизнь снова стала прекрасна и безболезненна.

 

Однако это продлилось недолго. Спустя 5 лет, летом 2007 года я снова находился на приёме у кардиолога из-за начавшихся болей в груди. Врач-специалист сообщил мне, что речь идёт о болях от позвоночника, которые отдают в грудь. Боли становились всё сильнее, и я сменил врача. В сердечно-сосудистом Центре функциональной диагностики в Цвайбрюккене мне 11.08.2008 был установлен новый сердечный катетер. Три из четырёх шунтов были снова закупорены, и во врачебном заключении мне посоветовали переговорить с профессором Шеферсом из университетской клиники в Хомбурге по вопросу артериальной ре-реваскуляризации, иными словами, о следующей операции шунтирования.

Существовал не только возбудивший мои опасения риск второй операции такого рода. Меня сильно угнетало сознание того, что мой собственный телесный "материал" имеет низкое качество и спустя короткое время возможно снова возникнет закупорка. Вторая операция истощила бы мои физические резервы, и через 6-7 лет, то есть к 65 или 66 годам, я был бы поставлен перед фактом, что мои артерии снова заблокированы. Таким образом, явления сильной слабости сердечной мышцы были бы без другого "материала" только вопросом времени.

К счастью случилось так, что летом 2007 года я познакомился с обоими врачами: доктором Бургардом и Кулльманном. Доктор Гунтер Бургард рассказал мне о своей новой терапии: BelACT, который в высокой дозировке вводится внутривенно. Но - и это он мне сказал совершенно недвусмысленно с самого начала - этот метод лечения ещё не имеет допуска, лечение производится исключительно на мой собственный страх и риск. Добавлю, что больничные кассы ни в коем случае не переняли бы затраты на это лечение, так что я должен был оплачивать всё сам. В этом лечении речь шла с одной стороны  о тысячах евро, но с другой - о самом важном: моей Жизни.

В сентябре 2008 года я дал согласие на лечение и получил свою первую инъекцию запатентованного Бургардом / Кулльманном лекарства гилаза (Hylase). Затем, в последующие пять дней лечения оба врача значительно повысили дозу инъекции.

По пути из клиники домой проявилась первая реакция. У меня закружилась голова, возникла слабость и я с трудом доехал до дома. Едва зайдя в дом, я позвонил доктору Бургарду для рассказал о реакции. Его ответом было: "Ничего страшного, вероятно, возникло сужение на уровне почки." Я получил совет уменьшить в последующие дни дозу лекарств от высокого давления. Вплоть до сегодняшнего  дня (апрель 2014) моё  кровяное давление находится на уровне 137/75 (всегда возможны незначительные колебания).

Благодаря терапии BelACT я вплоть до сегодняшнего дня живу без второй операции и могу вести мало-мальски нормальную жизнь. Несомненно, всегда имеются ограничения, обусловленные погодой. Теперь я ожидаю конца нового ряда экспериментов с новым энзимом. Первые лабораторные тесты были воодушевляющими. Процесс лечения должен быть существенно более интенсивным, чем нынешний. Благодаря новым формам производства лекарство будет предоставляться в распоряжение в неограниченном количестве, так что такое лечение смогут себе позволить не только те немногие, у которых есть необходимые финансовые средства. И, если обеспечится хотя бы половина того, что показывают лабораторные тесты, то BelACT действительно может быть использован как средство против самого распространённого бича человечества.

Я надеюсь, что воздействие терапии BelACT продержится до тех пор, пока новый продукт не будет готов к применению. Во всяком случае я буду одним из первых, с кем будет проведено это лечение снова. Не для кого-то, а только для меня и моего качества жизни.

*1) Фамилия пациента, дата рождения и другие личные детали по соображениям защиты данных были нами изменены.
Согласие на опубликование у нас имеется.